600 минут жизни медиа-менеджера

Полуторачасовые тренировки, совещания, встречи, интервью и вылет в Москву. Корреспондент журнала «Реальный бизнес Казахстана» пытался весь день выдержать рабочий темп Виктора Елисеева, управляющего директора Dentsu Aegis Network Kazakhstan, и узнать ответ на главный вопрос: каково это — быть главой целой группы компаний?

9:00

Утро. Здание торгового центра Esentai Mall. На минус первом этаже встречает улыбчивый мужчина среднего роста в пиджаке, джинсах и начищенных до блеска черных туфлях. «Здравствуйте!» — поздоровавшись с Виктором, садимся на диваны. Фотограф пока опаздывает из-за пробок, но ждать ее нам пришлось недолго, вскоре она пришла.

Как оказалось, отсчет нашего рабочего дня начнется с тренировок и спортзала, который расположен на 5-м этаже торгового центра. Впрочем, тут нет ничего удивительного — сегодня спортом и фитнесом занимаются многие в Алматы. Даже управленцы.

09:20

Пока Елисеев готовится к тренировкам, мы с фотографом поднимаемся на 5-й этаж. Спустя десять минут появляется Виктор, но уже в шортах и футболке, вместе мы идем в зал велнес-центра Fidelity & Spa Center, через окно которого открывается панорамный вид на город и проезжающие по проспекту машины. Несмотря на то что это лишь 5-й этаж, вид утреннего Алматы, проснувшегося и спешащего, впечатляет.

«Рабочий день я стараюсь начинать с физических упражнений: в 9 приезжаю в тренажерный зал, час-полтора занимаюсь, а потом еду в офис», — рассказывает Елисеев, подходя к одному из тренажеров. Я интересуюсь у Виктора, что отнимает больше всего времени у первого руководителя группы компаний международного уровня и каково это — быть им? «Тут нет ничего особенного, — пожимая плечами, отвечает Елисеев. — Я офисный человек: около 80 процентов моего рабочего времени проходит за совещаниями — с сотрудниками, клиентами. И так по кругу».

Но сегодняшний день Елисеева обещает быть особенным. По крайней мере, как уверил нас Виктор, 80 процентов времени точно не будет проведено в офисе Dentsu Aegis Network Kazakhstan. «Сегодня в 11 утра у меня запланировано интервью-анонс на HitTV о Казахстанском медиасаммите, потом нужно провести совещание с сотрудниками в офисе, — делится Елисеев. — К пяти я заеду посмотреть на съемки рекламного ролика. А вечером — в аэропорт: я улетаю в Москву на награждение за книгу «Мediaгрех».

Договорившись с Виктором о том, что встретимся в студии HitTV, мы с фотографом направляемся в сторону лифтов. Ехать нам предстоит в сторону Сейфуллина — Калинина.

11:05

«Сегодня в Алматы солнечно, плюс 11 градусов», — отчеканивает мужской голос со станции New Energy FM. Елисеев опаздывает, но в это же время в студии готовятся к приходу гостя: настраивают видеокамеру, удобнее располагают пуфики. Через некоторое время появляется сам Виктор, но уже в casual-стиле, в котором утром встретил нас.

Спустя пару минут начинается запись интервью. «Казахстанский медиафорум… интернет и телевидение… Каннский фестиваль… Наша компания — одна из организаторов саммита… Большинство игроков не знают, что будет завтра», — доносятся обрывки интервью Елисеева. Пытаясь уловить нить между разговором Елисеева с журналисткой о предстоящем саммите, я напрягаю свое внимание на месте, где спикеры обсуждали будущее журналистики и что представляет собой современный журналист. Как обычно это бывает, подобные разговоры начинаются с того, что журналистика становится другой и что журналисту требуется подстраиваться под эти реалии: если вчера ему было достаточно блокнота и диктофона, то сейчас он должен обладать навыками монтажа, уметь отслеживать информационные поводы в Сети, уметь в короткий срок составить инфографику. По большому счету площадка не имеет значения, но имеет значение сам контент.

11:25

Закончив и попрощавшись с руководством HitTV, выходим во двор. «Ну что, теперь в офис. Скоро у меня совещание», — говорит Елисеев, направляясь в сторону своего автомобиля.

Сев в черный Lexus Виктора, едем в сторону аль-Фараби — Ходжанова, где расположен офис группы компаний Dentsu Aegis Network Kazakhstan. Выруливая на Абая по Масанчи, Виктор включает приемник. «Запри дверь. Отключи телефон и закрой глаза. Затем сделай несколько глубоких вдохов: ты заметишь, как через несколько минут наступит расслабление. Затем представь образ того, кем ты хочешь стать, чего ты хочешь достичь, что ты хочешь иметь», — доносится мужской голос из динамиков.

— Еще очень часто я слушаю аудиокниги в пути, — объясняет Елисеев.

— А что это за книга?

— «Монах, который продал свой «феррари», — отвечает Елисеев. — Бизнес-литература. Времени почитать у меня не всегда хватает, поэтому я слушаю аудиокниги.

Вот только аудиокнигу нам пришлось слушать недолго — вместо нее в приемнике заиграл трек Боба Синклера World Hold On.

11:30

— Вы вчера смотрели выступления Обамы и Путина на Генассамблее? — спрашивает нас с фотографом Елисеев, остановившись на светофоре Абая — Байтурсынова. Признаться, я не смотрел, но, как оказалось, наш фотограф имела такую возможность, поэтому разговор о выступлениях президентов шел между теми, кто вчера не поленился посмотреть юбилейную Генассамблею ООН.

— А вам понравилось выступление Путина? — невзначай я попытался узнать мнение Елисеева, пытаясь хоть как-то оставаться «в теме».

— Это было достаточно жесткое выступление, на мой взгляд, — ответил Елисеев. — Но было интересно.

11:50

Повернув на Жарокова и не доехав до Джандосова, джип Виктора встает в пробку. Пока стоим и медленно поднимаемся в сторону аль-Фараби, диалог моей коллеги и Виктора Елисеева от выступления Путина и Обамы переходит к обсуждению медиабизнеса в Казахстане. В частности, роли телерекламы: «По нашим подсчетам, сейчас более 65% Казахстана смотрит кабельное и спутниковое ТВ, — рассказывает Елисеев. — Поэтому роль телерекламы, по моему мнению, недооценена».

Впрочем, дискуссия вернулась к обсуждению выступлений глав государств на Генассамблее.

— Мне, к слову, очень понравилось выступление нашего президента, — делится Елисеев, — несмотря на то что он предлагает довольно радикальные меры: ввести мировую валюту и перенести штаб-квартиру ООН из Нью-Йорка в Азию.

12:25

Поднявшись на лифте с парковки, заходим в офис. Елисеев решает провести для гостей небольшую экскурсию, и мы со второго этажа спускаемся на первый. В глаза бросаются множество рисунков и страниц газет с необычными заголовками. «Газета Next, когда-то она была одним из самых провокационных изданий Казахстана, — на ходу рассказывает Елисеев. — А вот картины, которые вы видите на стенах, — авторства российской художницы-иллюстратора Александры Николаенко. Именно они призваны визуализировать мой роман Mediaгрех». Как оказалось потом, картины были развешаны не только в коридорах агентства: зайдя в кабинет Виктора Елисеева, мы обнаружили три висящих на стене портрета.

Один из них удалось опознать довольно быстро — это был основатель Apple. А вот о других пришлось уточнять у Елисеева. «Три очкарика, — улыбаясь, ответил Елисеев. — Заказывал у Серика Буксикова. Кто эти двое справа от Джобса? Гребенщиков и Джек Николсон. Вот они, люди, которые меня вдохновляют».

— А вот, смотрите, это одни из наших недавних наград. Получили на Red Jolbors Fest (Центрально-Азиатский фестиваль рекламы, ежегодно проходит в Бишкеке. — Ред.). — Елисеев указал на шесть статуэток в форме головы барса на подоконнике. — Одно золото, три серебра и две бронзы, а также специальная награда жюри.

Рядом с барсами красуется еще один трофей — в форме солнца. «А это специальная награда жюри фестиваля за «самую солнечную работу», — объясняет Елисеев. Пока мы с коллегой рассматриваем офис, в нем начинают собираться сотрудники компании — к совещанию, которое должно начаться через несколько минут.

15:45

Закончив с совещанием, едем на съемки ролика. «Знакомьтесь, это Яна. Она тоже с нами поедет», — Елисеев представляет на парковке сотрудницу, которая садится на переднее сиденье рядом с Виктором. О рекламном ролике подробно никто не говорит — пока это конфиденциальная информация.

Lexus трогается в сторону развязки на аль-Фараби — Жарокова. Точный адрес пока неизвестен, но было ясно, что ехать нам предстоит вниз по Сейфуллина. Впрочем, развернувшись и встав на противоположный участок трассы, мы тут же оказываемся в пробке. В это время Елисеев вызванивает сотрудницу: «Спортклуб Абылай-хана? Хорошо, я понял».

«Тогда езжай по объездной, — советует Яна. — Так намного быстрее. Я каждый день езжу так».

16:15

Совет оказался действительно полезен: до места назначения мы доехали менее чем за 45 минут. Выйдя из автомобиля, мы направились в сторону спорткомплекса.

Как оказалось, съемки проходили в подвале одного из зданий. Но заходить мы пока не торопились: Виктору позвонили. «Я буду в Астане 9 октября», — кому-то на другом конце линии отвечал Елисеев.

16:25

«Пожалуйста, наденьте бахилы», — просит нас сотрудница спорткомплекса, как только мы входим в вестибюль. Несмотря на то что спорт и здоровый образ жизни, казалось бы, в Казахстане пытаются сделать доступными для каждого, наш путь преграждает формальность — турникет явно дает прибывшим понять, что посторонним в спорткомплексе Абылай-хана не место. Нас быстро пропускают, а через несколько минут мы оказываемся в большом темном помещении, где в углу проходят те самые съемки.

«Камера, мотор, поехали!» — кричит на английском и с явным азиатским акцентом один из операторов. Съемочная площадка оживляется, но из-за темноты разглядеть действо не удается.

16:55

Елисеев немного нервничает: в 7 вечера у него вылет. «Главное, не опоздать на регистрацию и не встать в пробке — иначе это будет ЧП», — объясняя свою нервозность, говорит Виктор. Я спрашиваю, что будет с машиной, неужели она будет ждать прилета хозяина из Москвы? «Машину заберет мой друг, — отвечает Елисеев, по ходу набирая его. — Алло. Ты на месте? Будешь через 20 минут? Окей, мы уже выезжаем».

Черный Lexus трогается с места, мы едем в аэропорт. Елисеев рассказывает о предстоящем награждении в Центральном Доме литераторов за «Мediaгрех». «В России книга разошлась очень хорошо, а вот по Казахстану сложно сказать, — выруливая на объездную, рассказывал Елисеев. — Где-то хорошо, где-то не очень».

— Виктор, вы семейный человек. Сколько времени вы обычно уделяете семье — жене, детям?

— Наверное, это самый больной вопрос, — отвечает Елисеев. — В будние дни у меня никак не получается: утром я вижу своих детей за завтраком, а по вечерам приходится поздно возвращаться, когда дети уже спят. Но выходные я уделяю семье.

Вопрос — ответ

— С чего начинается ваш рабочий день?

— По-разному, все зависит от планов и задач, но я всегда с утра стараюсь размяться в зале. Начинается он примерно в полдевятого, в девять я приезжаю на тренировки, провожу час-полтора в зале, после чего еду в офис. Сейчас я также пересматриваю свое отношение к завтраку. В последнее время не успеваю завтракать дома, поэтому завтрак либо после тренировок, либо в офисе.

— А продолжительность вашего рабочего дня?

— Я не могу назвать свой рабочий день нормированным — я даже не помню, когда уходил домой в шесть вечера. Обычно я всегда задерживаюсь, как минимум до восьми или девяти вечера, иногда позже. Все зависит от нагрузок, встреч, задач и планов.

— Вы пользуетесь приложениями, которые помогают контролировать рабочий день?

— Да. К сожалению, у меня отвратительная память, поэтому приходится фиксироваться в разных ежедневниках. Практически все свои встречи я планирую через ассистента в Outlook, он же синхронизирован с моим смартфоном. Я пытался пользоваться другими программами и приложениями, но на данный момент могу сказать, что Outlook’у пока нет альтернатив. К слову, большинство людей, с которыми я общаюсь, тоже используют эту программу.

— Виктор, вы можете сказать, сколько времени занимают встречи, совещания?

— Большая часть моего рабочего времени проходит за совещаниями — наверное, процентов восемьдесят. Это время я уделяю встречам с сотрудниками, клиентами, иногда эти встречи выездные, проходят в рамках завтраков, обедов, ужинов. В основном все действия проходят в офисе.

— Какие рекомендации по тайм-менеджменту от себя можете дать? Что, на ваш взгляд, нужно предпринять для увеличения своей продуктивности?

— Основная задача современного человека, я считаю, состоит в том, чтобы сконцентрировать свое внимание и энергию на том деле, которое, во-первых, приносит ему удовольствие. Во-вторых, нужно постоянно измерять свои результаты. Я очень часто слышу от многих людей, что вот, мол, времени на все не хватает, постоянно занят, постоянно как белка в колесе, и так далее. У индийских мудрецов Сиваны есть очень интересная методика концентрации внимания — йогам предлагается взглянуть на бутон розы и долго концентрировать внимание на центре цветка, ни о чем не думать, кроме красоты этой розы.

Считается, что если вам удастся это выполнить, то вы очень сконцентрированный человек и способны ставить цели и достигать их по прямому пути. Но зачастую повторить это очень сложно: в голову приходит огромное количество мыслей, мы постоянно находимся в биохимическом диалоге с самим собой — диалоге о прошлом, о будущем. Мой совет — научиться концентрироваться на настоящем, потому что наибольшая продуктивность достигается только тогда, когда человек познает мастерство концентрации внимания. И, как бы банально это ни звучало, это очень важная штука.

В-третьих, я бы хотел вернуться к теме измерения результатов, а именно — результативности собственной жизни и ее качества. Как можно ее замерить? Я, например, веду планирование на год: четко ставлю цели, которых нужно достичь, после чего анализирую, что удалось и не удалось выполнить. Это довольно хороший инструмент, как я его называю, «волшебный пендель», который вы можете давать себе регулярно.

Ну и, в-четвертых, нужно постоянно учиться. Постоянно. У меня как-то был разговор с одной сотрудницей, которая мне ответила, что она все знает, ей больше незачем учиться и что ей стало скучно. Я ответил: «Дорогая моя, как можно такое заявлять, если мир так быстро меняется, если невозможно ухватить даже половину информации, которая доступна сейчас?» Учиться можно по-разному, используя любые методы: YouTube, Slideshare — список можно продолжать бесконечно. Поэтому, чтобы преуспеть, на мой взгляд, нужно постоянно находиться в состоянии обучения, иначе можно просто оказаться не в теме.

— Вы говорили, что человеку нужно измерять свои результаты. Как выглядит процесс?

— В бизнесе, особенно среди международных компаний, существует следующая практика: каждому сотруднику выдается план индивидуального развития. Выглядит он как обычный вордовский документ, в котором прописываются в перспективе от года до трех лет цели в сфере профессионального, личного развития, личного хобби, тех навыков, которые вы хотите получить в течение определенного времени. К слову, метод мы также применяем в Dentsu Aegis Network Kazakhstan. И это работает — например, двое моих детей родились по плану, потому что когда-то я их запланировал на листке. (Смеется.). Но, как бы смешно это ни звучало, придерживаться плана — очень продуктивно с точки зрения анализа: например, когда мы ежегодно вместе с HR-департаментом оцениваем свой персонал, мы берем каждый план нашего сотрудника и вместе анализируем, чего он достиг, к чему стремился. И вы знаете, это способствует росту: я смотрю на тех людей, с которыми работаю, и вижу результаты — все они растут, меняются, хотят получать новые знания.

Фото: Дилара Толыбаева

Источник: And.kz

comments powered by HyperComments