«Банковать нефтью мне неинтересно» (интервью для «Экспресс К»)

Какова цена человеческой души? Таким вопросом в своем дебютном романе «Mediaгрех» о буднях желтой прессы задается казахстанский писатель Виктор Елисеев. Российские кинематографисты предлагают экранизировать его книгу, наделавшую много шума в Алматы и Москве.

В конце 90-х годов Виктор Елисеев являлся главным редактором алматинской газеты Next. Он не гнушался никаких тем: журналисты описывали свои сексуальные опыты, делали репортажи из морга и рассказывали о постельной жизни звезд. Но самой провокационной акцией стала… скупка душ: в газете публиковались истории людей, решившихся продать сотрудникам издания самое ценное, что у них есть. На сделку с совестью они шли не от хорошей жизни: у одного из «грешников» погибла любимая девушка, у другого были серьезные проблемы с деньгами, третий решился на эксперимент ради забавы. Будни газеты Next нашли отражение в книге «Mediaгрех», а прототипом главного героя Максима Линчева является сам Виктор Елисеев. Иллюстрации к книге сделала Александра Николаенко, сотрудничавшая с Павлом Санаевым – автором романа «Похороните меня за плинтусом». Гостями московской презентации книги стали певица Бьянка и фокусники братья Сафроновы. Не последнюю роль в раскрутке «Mediaгрех» сыграл огромный опыт Елисеева в сфере промоушна. В 2000 году он создал рекламное агентство Media Center и дорос до директора коммуникационной группы Dentsu Aegis Network Kazakhstan. Виктор был организатором таких крупных промокампаний, как «Ночь пожирателей рекламы» и «Пионеры рекламы». Также он продюсировал телешоу «Дом-весы», «Метро» и «Шопоголик».

– Виктор, в своем романе вы рассказываете о буднях желтой прессы конца 90-х – начала 2000-х. А чем живет она сейчас?

– Желтой прессы в Казахстане нет. Наверное, это плохо, потому что каждая аудитория должна иметь свое печатное издание – кому-то нравятся провокационные статьи о звездах, сфотографированных папарацци в туалете. Позволит ли нынешняя система в открытую манипулировать общественным сознанием в сфере политики или шоу-бизнеса? Я сомневаюсь в этом – наша журналистика очень «причесанная».

– А может, все дело в том, что люди перестали интересоваться жизнью
наших знаменитостей? 

– Проблема не в звездах, а в подходе к написанию статей о них. В Казахстане есть любимцы, про которых никто не решается откровенно написать. А в начале 2000-х такой вопрос не стоял, журналисты не чувствовали прессинга. Хотя и тогда существовали определенные проблемы во взаимоотношениях с властями.

– Вы весьма откровенно описываете будни газеты Next. Например, рассказываете о журналистке, которая переспала со знаменитым певцом ради эксклюзивного интервью. Как отреагировали на это люди, узнавшие в книге себя? 

– Отрицательно. Кстати, очень много подобных случаев осталось за кадром. Не каждый из журналистов и блогеров решился бы рассказать о своих хулиганствах. Большинство героинь моей книги вышли замуж и обзавелись детьми, поэтому не хотели бы откровенничать на тему своих сексуальных подвигов. Между прочим, практически все герои «Mediaгрех» построили свою карьеру за пределами Казахстана.

– В одном из героев книги я узнала известного казахстанского блогера Алишера Еликбаева… 

– Он спокойно отреагировал на описание своего прототипа. Кстати, Алишер – один из тех, кто вдохновил меня на создание этой книги. Он сам собирался написать что-то подобное, но
не было времени.

– В одной главе вашей книги сотрудница редакции описала свой опыт секса втроем. В этом любовном треугольнике участвовал и Максим Линчев, то есть вы… 

– После появления этой статьи на нас обрушился шквал критики со стороны общественных фондов и международных организаций. А с другой стороны, благодаря этому материалу мы попали в фокус внимания новых читателей. Вы спрашиваете, жалею ли я о том случае? Нет, не жалею, мне есть что вспомнить.

– А зачем вы придумали эксперимент с покупкой душ? 

– Эта акция была направлена на привлечение читательского интереса к нашему изданию. Также мы хотели пробудить в людях нравственное начало. С каждым клиентом проводилась предварительная беседа о бесценности души. Что сделано, то сделано… Кстати, потом мы стали придумывать и положительные акции, например начали раздавать сертификаты счастья. Между прочим, московская мэрия не позволила нам запустить провокационную рекламную кампанию книги «Mediaгрех» – к этому негативно бы отнеслась Русская православная церковь. Хотя в рамках этой промокампании мы просто хотели спросить людей, за какие блага они готовы продать душу.

– Если бы дьявол предложил вам вечную молодость без всяких условий, согласились бы?

 – Нет. Я человек верующий, и игры с дьяволом не для меня. Но тогда, в 90-е годы, мне казалось, что мы разоблачаем Князя тьмы. Если благодаря моей книге человек задумается о существовании души, то я буду очень рад. Кстати, кульминацией романа является разговор со священником и покаяние главного героя.

– Герой чеховской пьесы «Чайка» Борис Тригорин признается, что пишет мило и талантливо, но хуже Тургенева. А у вас не возникало подобных мыслей? 

– Послушайте, во-первых, волков бояться – в лес не ходить. Во-вторых, я не претендую на то, чтобы стоять в одном ряду с Тургеневым, Достоевским или Набоковым, поскольку прекрасно вижу границы своего таланта. Основная задача литератора – это писать о том времени, в котором он находится. Что я и делал. Обычно меня сравнивают с Сергеем Минаевым, поскольку название моего романа созвучно с названием его произведения «Духless». Мне нравится творчество Минаева, но я никогда не ставил перед собой задачу копировать его.

– Где ваша книга продается лучше – в Алматы или Москве? 

– В Москве. Читательская аудитория в нашей стране составляет всего 10% от общего населения. Средний казахстанец прочитывает лишь пять-шесть книг в год, тогда как россиянин – в три раза больше. Интересно, что в число самых популярных книг на постсоветском пространстве вошли «50 оттенков серого» и «Несвятые святые», рассказывающие о духовных истинах. Как в голове человека могут совместиться такие совершенно разные произведения? В этом симбиозе и заключается коммерческий успех некоторых книг.

– Сами-то что любите читать? 

– Мне нравятся произведения Набокова и стихи Бродского. Безусловно, книга всех времен и народов – это Библия. Люблю творчество Минаева и Бегбедера. Вообще, я больше слушаю аудиокниги, потому что много времени провожу
в автомобиле.

– Может, ваша книга пользуется спросом, потому что люди любят
истории про пороки? 

– Работа в газете Next – это часть формирования моей личности и самые эмоционально заряженные годы, когда мы работали не за материальный успех, а за идею. Мы верили, что можем изменить мир. Я просто честно описал свой опыт. Вообще, наши люди очень закомплексованы, они во что бы то ни стало хотят выглядеть прилично. В их жизни случались очень интересные истории, но не каждый может обнажить свою душу. А ведь нашу жизнь определяют эмоции, которые подвигают нас делать
настоящие поступки. Почему до 30 лет мы четко осознаем, что происходит, а потом жизнь начинает стремительно лететь вперед? Этому есть простое объяснение: после 30 лет все, что мы делаем, не является чем-то новым – это не опыт первой любви, заработка и так далее. Большинство людей не отличают вчерашний день от сегодняшнего. Один из топ-инженеров Google говорил о том, что антонимом слова «счастье» является «скука». Он нашел рецепт борьбы с ней: каждые 30 дней этот инженер делает что-то новое, например один месяц ездит на работу на велосипеде, а другой –
проводит в Гималаях.

– Чем порадуете еще? 

– Сейчас я продюсирую фильм на казахском языке, работаю над созданием медиасаммита. Творчество оставляет след на песке. Банковать вагонами угля или баррелями нефти прибыльно, но неинтересно – об этом завтра никто не вспомнит.

Источник: «Экспресс К»

comments powered by HyperComments